ФОТОПОТОК
Наташа БАЗОВА
НОРМАНСК
Наташа БАЗОВА
НОРМАНСК
Наташа БАЗОВА
НОРМАНСК
Ксения ПУСТОВАЛОВА
НОРМАНСК
ВИДЕО
Фото:
ЛИР РЕПЕТИРУЕТ СМЕРТЬ
ПОСЛЕДНЯЯ ПРЕМЬЕРА ТЕАТРА ИМ. ЙОЗЕФА БОЙСА В МОСКВЕ
Режиссер:
Драматург:
Видеохудожник:
Театр им. Йозефа Бойса
Центр им. Вс. Мейерхольда
Государственный центр современного искусства
Институт культурной политики
при поддержке Департамента по культуре г. Москвы

представляют

документальный проект

Спектакль о человеке, 
который ставит спектакль про свою жизнь
и который думает, что он — король Лир

Гид по спектаклю: Алексей Ершов

82-летний актер Виктор Евсеевич Ротин живет в Доме ветеранов сцены и считает, что они с шекспировским героем Лиром — духовные братья, мистические двойники. Виктор Евсеевич — тоже богат, тоже «король», тоже делит наследство с пристрастием, тоже склонен изгонять в припадке «старческого бзыка» своих Корделий, тоже был предан родными детьми. Наконец, «богач надменный» в свое время и «на место бедных» вставал — когда сидел три года в тюрьме в советские времена. Сейчас у Виктора Евсеевича две мечты: сыграть Лира и проучить вероломных потомков. На наших глазах он пытается реализовать оба заветных плана. Сперва подбивает соседей по Дому ветеранов репетировать Лира — гневается, объясняет значение конкретных сцен, корректирует актерское существование, не верит. А потом едет на поезде в Калининградскую область, в родительский дом, на семейное кладбище, чтобы приготовить там страшный и поучительный сюрприз для своих детей. В процессе выясняется, что Виктор Евсеевич похож на короля Лира гораздо больше, чем кажется даже ему самому.

«Лир репетирует смерть» — это путеводитель по конкретной человеческой судьбе, спектакль-выставка, где условные «стенды» иллюстрируют условные зоны этой судьбы.

Авторы постановки бережно воссоздают панораму прошлой и настоящей жизни Виктора Евсеевича.
Вербальный ряд смонтирован из фрагментов интервью, которые Виктор Евсеевич давал на протяжении целого года. Георг Жено полностью отказался от актеров на сцене. Режиссер работает только с реальностью: он решил, с одной стороны, нельзя, чтобы герой играл сам себя, а с другой — чтобы его изображал какой-то другой человек. Поэтому документальная пьеса, написанная Любовью Мульменко, исполняется в режиме радиоспектакля, где Виктор Евсеевич озвучивает сам себя.

Кроме диалогов с героем, в пьесу вошла документальная многофигурная сцена репетиции: как Виктор Евсеевич ставит со старыми актерами кусочек из «Короля Лира».

Весь реквизит, который использован в спектакле «Лир репетирует смерть» — это личные вещи героя. Старый плащ, подаренный Виктору Евсеевичу на 17-летие, игрушечная поющая кошка, клеенка на стол, чашки, ложки, старые и новые фотографии, письма, картины, видавший виды самодельный переплет с заглавием «Король Лир» — всё настоящее, всё артефакты.

Автор практически всех видеоматериалов — опять же, сам Виктор Евсеевич. По просьбе создателей спектакля он записывал свою жизнь в Доме ветеранов сцены на айпад. Получилось несколько десятков коротеньких сбивчивых роликов. Любительское видео, видеодневники, сочинения на вольную тему. «Как я ходил в столовую». «Что есть у меня в коридоре». «Какая у нас живет собака». «Откуда у меня в комнате взялись лошади».

Единственный видеоролик, автором которого не является сам герой — это короткий фильм-наблюдение о Викторе Евсеевиче, снятый Денисом Клеблеевым.

Путешествовать внутри биографии Виктора Евсеевича, таким образом, можно сразу по нескольким каналам: мы ее видим, мы ее слышим, мы ее щупаем, мы ее читаем.
Источников тоже несколько: герой рассказывает о себе сам, о герое рассказывает его материальный, предметный мир и, наконец, о герое говорит документальный текст, им порожденный, но от него дистанцированный.

Сначала Георг Жено хотел сделать спектакль, в котором фрагменты из «Короля Лира» пересекались бы с задокументированными фрагментами речи пожилых актеров — чтобы возникла тонкая перекличка между биографией старика, которого выдумал Шекспир, и невыдуманными биографиями современных стариков с театральным прошлым.
Георг Жено вместе с драматургом Любовью Мульменко отправились по подмосковным домам престарелых на поиски героев. И, как это часто бывает, реальность настояла на альтернативном способе подачи материала. История вышла из-под контроля и повела за собой.

В Доме ветеранов сцены авторы встретили своего героя, и эта встреча заставила их пересмотреть изначальную концепцию.

Герой — очень обеспеченный «ветеран сцены», все знают, что у старика состояние: о нем сплетничают, но с ним считаются.

Известно также, что старик помешан на «Короле Лире» — он посмотрел и критически разобрал массу постановок разных лет, ни одна его не устраивает.

Герой уверен, что только он знает, как надо ставить «Лира». И только он знает, как его играть. «Право на Лира надо заслужить!» — считает герой. Надо прожить жизнь «Лира», чтобы исполнить эту роль на сцене.

Герой нашел немало параллелей и разработал целую доказательную базу, почему он — Лир. Вот, например: он насмерть рассорился со своими детьми. Дети его ненавидят, сын пишет письма с финалом: «скорее бы ты сдох, старый пидор», а герой, в свою очередь, уверен, что наследники его предали и обокрали. Алчные беспринципные дети соглашаются навестить отца в день его рождения строго за деньги.

Герой оправдывает себя, оправдывает Лира. Точнее сказать, герой, оправдывая Лира, оправдывает себя. И обоим страшно сочувствует.

Драматургически осмыслив свою жизнь, герой ежеминутно существует как бы в режиме сочинения мемуаров. Он даже придумал для себя и для своих нерадивых отпрысков изощренный назидательный финал и начал готовить реквизит для этой заключительной сцены. Сцена должна быть эффектной. По-шекспировски драматичной и масштабной.

Но всё это потом, а пока — он у себя в комнате. В Доме ветеранов сцены. В логике и быте Дома ветеранов сцены. Вынашивает планы, репетирует Шекспира. Журит актеров.


В комнате у героя висит на стене портрет маслом: на портрете он сам в образе Лира — и цитата из пьесы, курсивом.
В комнате много фотографий — ретроспектива жизни, избранные места: «Герой в театре»; «Герой в кино»; «Герой и его знаменитый коллега»; «Герой и счастливые детдомовцы», которым он благотворительно помогает: чужие дети, которые, в отличие от родных, смотрят на него с восхищением; «Покойная мать героя»; «Жена и дочь героя: Регана и Гонерилья».
В комнате у героя иконы. Он сотрудничает с господом.
В комнате у героя письма, полученные от детей и не отправленные детям.
В комнате у героя бутерброды с красной рыбой, которые ему принесли на обед.
В комнате у героя батарея из банок гранатового сока (¬для здоровья) и нелегальный мини-бар.
В комнате у героя старая, разваливающаяся папка «Король Лир», а в ней распечатка пьесы с режиссерскими пометками.
В комнате у героя айпад, на который он записывает монологи из «Лира» в собственном исполнении.
В комнате у героя новенькая, не вынутая еще из коробки, видеокамера. Она куплена специально, чтобы снимать фильм «Король Лир».
В комнате у героя тревожная кнопка над кроватью, ради которой он тут и живет: случись что, немедленно придут и спасут, а скорая еще неизвестно, успеет ли доехать в одну из нескольких его московских квартир.


Продолжительность - 1 ч 30 мин

Ольга БУЛГАКОВА («Театрал»):
«Театр имени Йозефа Бойса, один из самых интересных и обсуждаемых московских театров, прекращает свое существование. Решение о закрытии театра, руководствуясь многими объективными причинами, принял его создатель и руководитель, ученик Марка Захарова, немец по происхождению, Георг Жено. Режиссер, родившийся и выросший в одной из самых благополучных стран Европы, смог принять российскую действительность как родную и рассказать в своих постановках о многих сторонах современной жизни нашей страны, о нас самих так, как смог бы, к сожалению, далеко не каждый отечественный режиссер. Премьера последнего, прощального спектакля «Лир репетирует смерть», созданного Георгом Жено и драматургом Любовью Мульменко, состоялась на сцене Центра имени Мейерхольда.»
Николай БЕРМАН:
«Георг Жено поставил прекрасный, трогательный и умный спектакль, сделав его в такой сложной и неординарной форме, которую я в чистом виде в театре не видел почти ни разу. Приходите посмотреть - там совершенно уникальный герой, которого действительно стоит увидеть»
Драматург Нина БЕЛЕНИЦКАЯ:
«Не могу вспомнить другого спектакля в жанре вербатим, который бы так радикально помещал тебя на самое дно души конкретного человека. Для современного театра, пожалуй, спектакль удивительно эмоционален, перевалив за середину действия, содержание берет верх над формой, и несмотря на все отторжение, которое испытываешь к персонажу, начинаешь проникаться к нему очень сильными человеческими чувствами. Уже уйдя, я плакала минут 40, так это все меня поразило, и в том числе, очевидно, то, что это последний спектакль театра Бойса. Поразила смелость такого немолодого человека со своим, давно устоявшимся представлением о прекрасном, во-первых, позволить зрителям войти в него так глубоко. А во-вторых, отдаться молодым режиссеру и драматургу и позволить им из себя создать произведение, которое, возможно, ему неблизко и непонятно»
Актриса Оксана МЫСИНА:
«Это не просто завораживающе, это бьет в самое сердце! Невероятно талантливая работа! Сама идея - дерзкая и прекрасная, а ее воплощение - выдающееся!»