ФОТОПОТОК
Наташа БАЗОВА
НОРМАНСК
Наташа БАЗОВА
НОРМАНСК
Наташа БАЗОВА
НОРМАНСК
Ксения ПУСТОВАЛОВА
НОРМАНСК
ВИДЕО
Фото:
ПЬЯНЫЕ
МХТ ИМ. А.П. ЧЕХОВА СОВМЕСТНО С ЦЕНТРОМ ИМЕНИ ВС. МЕЙЕРХОЛЬДА ПРЕДСТАВЛЯЮТ

Виктор Рыжаков: «Наша история - про людей не в себе. Про тех, которые нарушают обычные правила, плюют на условности и, преодолевая какие-то запреты, говорят о самом главном. Нет запретов - значит разговор будет очень серьезный. Героев пьесы занимают самые насущные вопросы: о боге, о вере, о любви. Они пытаются найти простой ответ на главный вопрос: что же делать?»

Журнал "ТЕАТРАЛ" (Ольга БУЛГАКОВА):
«В этом спектакле есть все: блестящий текст, изобретательная современная режиссура, интереснейшие актерские работы, сочетающие в себе элементы пластического театра, клоунады (лица актеров загримированы белилами, а у некоторых образ дополняется еще и накладными красными носами) и психологической театральной школы. И если Иван Вырыпаев считает, что «Пьяные» – его лучшая пьеса (и, как представляется, он прав), то для Виктора Рыжакова это, пожалуй, также лучшая совместная с Вырыпаевым постановочная работа.»
Журнал "ВАШ ДОСУГ" (Наталья ВИТВИЦКАЯ):
«Мхатовские актеры, поставленные в непривычные для себя условия — это удовольствие для театральных гурманов. Как быстро вовлекаются они в иной способ существования. Гротеск, абсурд, феноменальная издевка? Почему бы и нет — если сегодня именно это куда действеннее всего остального в театре. ..В стране, где свобода под некоторым вопросом, вырыпаевские «Пьяные» — очень важная пьеса, а спектакль Рыжакова — очень важный спектакль. Это злое утверждение: только притворяясь «вдрабадан», можно говорить и искать правду. »
BURO 24\7:
«Виктор Рыжаков в очередной раз доказывает, что они с Иваном Вырыпаевым говорят на одном языке. И вместе они стараются научить этому зрителей. Может быть, это именно тот язык, на котором каждый слышит "шепот Господа в своем сердце".»
Журнал "ТЕАТР":
«Виктор Рыжаков: "Находясь же в позиции зрителя, страшно интересно и важно бывает сопоставить свое восприятие с восприятием «избранника» из теоретического цеха. У каждого режиссера есть свои ориентиры, но важно двигаться вперед и развиваться, опираясь, пусть на чужой, непохожий, но обязательно глубокий и неравнодушный анализ. Когда все по-настоящему, никого не пугает прямое обращение критика к публике. Ведь это только такая форма, условность, через которую критик ведет свой диалог, конечно же, с вами — автором спектакля".»
Газета.ru (Николай БЕРМАН):
«Вся суть спектакля и пьесы сводится к финальным строкам стихотворения Омара Хайяма: «Смысла этих картинок понять не пытайся. Сядь спокойно в сторонке и выпей вина!». Раньше герои Вырыпаева искали спасения в танце и смехе, теперь обрели его — в пьянстве.»
"Новые известия" (Евгения ТЮЛЬКИНА):
«Каждый пьяный герой у Вырыпаева произносит «свою» истину, но поверить в то, что это и есть основная мысль автора, зрители не успевают, потому что появляется следующий герой со «своей» истиной. Но все пьяные, как заведено, если не подерутся, то обнимутся и поймут друг друга.»
Марина ШИМАДИНА (блог журнала "Театр"):
«Это абсолютно европейский по форме театр с красивыми, четко выстроенными мизансценами, выдержанным стилем и уважительным, ненавязчивым отношением к публике, который наверняка будет пользоваться успехом.»
Кристина МАТВИЕНКО (Colta.ru):
«Премьеру «Пьяных» — спектакля, в котором почти все роли играют мхатовские артисты, — сыграли на сцене Центра имени Мейерхольда, в black box которого как влитая вписалась расчерченная черно-белыми квадратами наклонная плоскость художников Марии и Алексея Трегубовых. Можно не сомневаться, что так же идеально впишутся «Пьяные» и в афишу последовательно выдерживающего курс на эксперимент и новацию ЦИМа, где у мхатовской премьеры есть куда больше шансов обрести свою аудиторию, чем в Камергерском переулке. Эта репертуарная обновка вообще выглядят потенциальным зрительским хитом: на «Пьяных» будут ходить и поклонники Ивана Вырыпаева, и фанаты мхатовских звезд вроде Игоря Золотовицкого и Дмитрия Брусникина — тем более что в спектакле Виктора Рыжакова они выходят на принципиально новую для себя художественную территорию.»
Александра СОЛДАТОВА ("Новая газета"):
«Виктор Рыжаков втиснул свободу пьяного в четкий рисунок мизансцен, заставив забыть о том отвращении, которое обыкновенно возникает при виде уже невменяемого человека. Как результат, все два часа слушаешь речи напившихся в дым персонажей, замерев в дионисийском восторге.»
Вячеслав ШАДРОНОВ:
«Нельзя не восхищаться, как умно и лихо Рыжаков в очередной раз обращается с текстом принципиально новой, небывалой драматургической структуры. Мхатовские актеры блестяще осваивают непривычный для себя жанровый формат, стилистику, технику, в том числе и разновозрастные мэтры, от Сосновского до Золотовицкого. Публика явно разделяется на тех, кто воспринимает "Пьяных" как эстрадно-цирковое шоу, по приколу, и тех, кто слышит в прокламациях, исходящих из уст персонажей, авторскую проповедь, игнорируя как оформляющую эту "проповедь" театральную эксцентрику, так и полифонизм, заложенный собственно в тексте. Между тем Рыжаков безупречно выстроил спектакль на грани того и другого, ни разу не срываясь ни в занудливое проповедничество, ни в отвязное фрик-шоу. Как никогда ужасно жаль, что мало кто способен принять и оценить эту грань как основной содержательный стержень постановки. »
Елена СМОРОДИНОВА («Вечерняя Москва»):
«Пьянство героев будто дает им право на откровение, а Рыжаков усиливает это право, сделав героев спектакля клоунами. Шутовские носы, прически клоунесс, местами нарочито-цирковая речь, которая вдруг внезапно пропадает, - это разрешение говорить серьезно о том, о чем в суете дел говорить трудно, - о Боге, прощении, дружбе, любви, умении отпускать и отдавать. Недаром неким эпиграфом к спектаклю в программке выбраны «Рубаи» Омара Хайяма со словами: «Все, что видишь ты, - видимость только одна». Пьяные шуты и клоуны озвучивают то, что вряд ли могли бы озвучить в обычном, а не цирковом мире, на поверхности не под углом в 45 градусов»